Pianoбой: меньше всего я хотел бы прочесть свою безупречную биографию

Жарким летним утром в гостеприимном кафе "Ландыш" мы встретились с создателем проекта Pianoбой Димой Шуровым и накинулись на него с вопросами об альбоме, клипе, обложке и остальных подробностях музыкального откровения лета 2012.

 

Дима Шуров о названии проекта "Pianoбой"


Название само собой не приходило. Я даже заходил на сайт, где придумывают имена групп, но это ничего не дало. Поэтому моя девушка сидела на работе, а я дома, и мы думали. И придумали. Оно мне не понравилось, но было лучшим из всего остального. Кстати, я не хотел, чтоб проект придумывался, я хотел, чтоб он родился. У нас не было стратегии. Просто в маленьких гримерочках, отелях и поездах у него отрастали ноги, руки и приходило понимание как все будет.

 Дима Шуров, Pianoбой

 


 

Дима Шуров о «Простых вещах»


Сейчас уже просто музыки недостаточно, нужно, чтобы одновременно происходило много всего. Поэтому для меня важно не просто издать песню, снять на неё клип, но и  чтобы в это время происходила ещё куча событий. Презентации на радио, приложения для айфона и так далее.


В создании альбома "Простые вещи" принимало участие около 35 человек. И, хотя альбом называется "Простые вещи", песен там немало и все они очень разные. Забавно получилось - те песни, которые казались мне самыми наивными и простыми, сейчас нравятся мне больше  всего. Изначально я затеял все это, чтобы больше играть. Ведь я больше всего на свете люблю это делать. 

 Pianoboy.png

 

  Читайте также:   Юлия Руднева: главное - огонь внутри

 


 

Дима Шуров о том, как создавалась обложка альбома


У меня была идея-фикс - сделать из пианино объект, который «растворяет» судьбу человека. Это была не только моя судьба, там было намешано много всего, принадлежащего и моим близким. Я очень долго держал в голове эту идею, а потом познакомился с Лесей Патокой. Она оказалась очень необычным человеком. Она предложила несколько своих идей, например, пианино, которое ползает по стенам, а я вишу в воздухе. Я послал ей список предметов, которые присутствуют в песнях, которые связаны с моей жизнью. Леся со своей командой прямо то, что называется «выложились». 


Когда я увидел пианино в первый раз, я почувствовал, что в него вложено очень много любви, к которой способны единицы в современном мире. Той любви, которую я пытался для себя открыть, когда работал над песнями. Это такая безапелляционная  штука, ты просто её чувствуешь. Именно в этот момент приходит хорошая музыка, хорошая картина. И вот это пианино - ребенок такой любви.


Я теперь понимаю, что мне надо построить целую студию, где я мог бы держать это пианино. Потому что оно олицетворяет все, чем мы сейчас занимаемся. Оно участвует в оформлении сайта, посвященного альбому. Оно есть на обложке, оно есть в клипе, где на нем начинает оживать все, что зафиксировано в момент, когда начинает играть музыка. Это очень романтичный и светлый посыл, который меня очень радует. Этой идеей объединены и альбом, и клип и обложка и все, чем мы сейчас занимаемся. А самое поразительное, что пианино – рабочее. Да, его нужно настроить, но я обязательно это сделаю и буду играть на нем на презентации альбома в Киеве.

 

Pianoбой

 


 

Дима Шуров о создании музыки для показов Лилии Литковской и Алены Ахмадуллиной


С Литковской получилось нестандартно: они очень хотели что-то совместное сделать, а я заболел. И так получилось, что болел я на даче в селе, далеко от Киева. Была осень и я лежал, болел и не мог выехать. А они позвонили и говорят: «Надо что-то написать». Я ответил, что писать не могу, так как очень болит  голова, но прийти сыграть попробую. Набросал несколько ритмов. Единственным продуманным моментом был, момент, когда я  подошел к инструменту и, смахнув пыльное одеяло, начал играть.


В случае с Ахмадуллиной было все совершенно иначе -у неё была четкая идея. В последний раз это был «Щелкунчик». Она поставила задачу, чтоб это было нечто, чего ранее никто никогда не слышал. И я подумал: «О! Можно делать то, что чувствуешь! Я могу делать то, что хочу!»


Обычно мне посылаются карандашные эскизы Алены за полгода до показа. Я сажусь за пианино и отвечаю на эти рисунки своими эскизами. И если мы «совпадаем» на этой стадии, то мы уже друг друга не трогаем, а спокойно готовимся к показу. В последний в показ вошла моя песня «Долбанный щелкунчик» . Она стала скандалом - один из модных порталов написал, что вся сказочная атмосфера показа Алены Ахмадуллиной была «разрушена» саундтреком Шурова. Якобы, виной всему слово «долбанный» - это была моя провокация. Именно благодаря ей песню растащили по всему интернету.

 


 

Дима Шуров о Земфире, «Океане Эльзы», «Esthetic Education» и «Брюсселе» 


Последние несколько лет я много работаю и, к счастью, судьба сталкиывает меня с прекрасными людьми, у нас получаются прекрасные работы. Конечно, меня сравнивают! Земфира для меня - лучший лирик наших времен, хотя многие вообще не догоняют о чем она поет. Со Славиком Вакарчуком я работал меньше, это было совсем недавно. Но  Pianoбой никак не похож на «Океан Эльзы» ни по лирике, ни по музыке. Конечно, мне было тяжело начать что-то свое и отвлечься от влияния таких сильных людей. Может именно поэтому пришлось все отсечь и оставить самое простое. После работы с "Esthtetic Education" мне казалось, что все должно быть таким… эдаким, особенным. Но, я избавился от этих комплексов. 

 

Дима Шуров, Pianoбой

 

  Читайте также:    Премьера видео ALLOISE “LOVE ME OR LEAVE ME”

 


 

Дима Шуров об интеллектуальной музыке


Музыка - это самое непонятное искусство, которое работает с душой. Музыка, которая заставляет тебя думать – плохая, на мой взгляд. Музыка - это большая сила. Музыкой можно очень круто менять людей, воздух. Иногда, когда я слушаю «интеллектуальную»  музыку, мне кажется,  что люди занялись не той профессией. Вот почему они не занялись, например,  наукой?  Вот архитектура, там ведь надо все продумать, руководствуясь совсем не сердцем.  о, даже в Pianoбой в некоторые песни прокрался интеллект =)


Я считаю, что каждый человек должен себя реализовывать как может, изо всех сил.  Например, я спускаюсь в метро и вижу кучу людей, которые играют на гитаре, но при этом я не могу в группу найти себе гитариста.  Может, дело во мне?  

 


 

Дима Шуров о самой сексуальной музыке и исполнителях


У меня многие исполнители вызывают дрожь. Например. Есть песня Стиви Вандера «Golden Lady», где мужчина и женщина сидят очень близко друг к другу, но он слепой. И эта песня о человеке, который никогда не увидит другого. Может дело в музыке, может в словах, но мне эта песня кажется очень сексуальной.

 

 

 


 

 

Очень нравится голос Энни Ленокс. У неё в голосе есть такая дрожь как у начинающего вокалиста. Это очень вставляет.


Мне кажется очень сексуальной песня Джоржа Харисона «Do you want to know a secret?»

 

 

Для меня сексуальная музыка – это та, которая основывается на рок-н-роле, но при этом современна. Сейчас много такой музыки и мне это ужасно нравится. В девяностых был такой момент, когда все пели о конце света, потому что приближались 2000–е. И несколько человек (в основном английские группы) пели просто душераздирающе. Потом в 2000–е был такой странный период коммерциализации. А сейчас обратно все к рок-н-роллу возвращается.

 


 

Дима Шуров о себе


Меньше всего в своей жизни я хотел бы прочитать свою безупречную биографию.

 


 


Беседовала Анна Маряшева, специально для IZUM.ua

Фото: Макс Зубцов

 

 

 

 

 

 

Читать также

Добавить комментарий
Оценить статью:

 

 

google-site-verification: googleccb7f7df7e1ba7c7.html